website template image
Экономика сегодня

website template image "Любой труд - производителен, но уровень его производительности различный. Чтобы добиться наиболее рациональной величины трудовых процессов, труд как таковой должен быть соответствующим образом организован, а его оценка базироваться на определенных, обоснованных экономических показателях."


Аграрные преобразования в России и других странах СНГ

Проводимые в странах СНГ радикальные аграрные рыночные реформы в стратегическом плане характеризуются принципиальными изменениями в формах собственности, социальной структуре, методах и механизме хозяйствования. При этом нельзя не отметить, что в тактике реформирования, его темпах, в масштабах приватизации, в использовании рыночных инструментов и регулирующих функций государства, а также в правовом обеспечении аграрной реформы нередко принимались поспешные, непродуманные подходы и решения. Во многом такие решения обусловлены политическими факторами, низким уровнем научного обоснования самой концепции реформы, недоучетом степени созревания ее социальной базы, шоковыми мерами в осуществлении аграрной политики. Это не могло не сказаться на результатах экономического и социального развития сельского хозяйства.

Экономический анализ происходящих процессов показывает, что в общественном сознании людей, в экономических исследованиях аграрной тематики те или иные изменения в производственных отношениях, в динамике количественных и качественных показателей оцениваются иногда с прямо противоположных позиций. Часто специалисты, заведомо негативно относящиеся к проводимым реформам, оперируют данными об уровне и динамике производства сельскохозяйственной продукции до и после начала осуществляемых преобразований и на этой основе делают выводы, что реформирование дает лишь отрицательные результаты.

Однако комплексный анализ проводимых преобразований позволяет сделать иные выводы и оценки. Во-первых, для объяснения тех или иных причин и тенденций в социально-экономическом развитии аграрного сектора необходим широкий народнохозяйственный подход, учет макроэкономической ситуации, реальной емкости рынка, платежеспособного спроса, объективных последствий структурной перестройки и т.д. Во-вторых, о результатах аграрной реформы можно будет судить лишь после ее завершения, для чего потребуются полтора-два десятилетия последовательных, поэтапных преобразований, особенно в области земельных отношений, формирования земельного рынка, создания действительно новой социальной структуры на селе. В-третьих, сами результаты функционирования прежней и формирующейся новой, рыночной системы нельзя сводить к количественным характеристикам, которые к тому же должны быть объективными, сопоставимыми.

Основной аргумент противников реформ - спад производства. Но при анализе этого показателя надо учитывать, что в годы господства административно-командных методов хозяйствования и управления объемы производимой продукции существенно завышались, так как сами эти методы, их связь с плановыми разверстками, поощрение за их выполнение (или, наоборот, санкции) толкали хозяйства на приписки. Например, впоследствии выяснилось, что урожайность и сбор хлопка в хлопкосеющих республиках СССР оказались завышенными на 15-20%. Поскольку приписки носили массовый характер и обусловливались самой сущностью так называемого планового хозяйства, на деле принимавшей характер "плановой стихии", то общий размер приписок до начала реформ в сельском хозяйстве составлял не менее 15%. Другой чертой централизованной распределительной системы были колоссальные потери, достигавшие 25-30% собранного урожая. Так что корректность сопоставления требует снижения дореформенных показателей минимум на 30%.

После начала реформ потери и приписки утратили свои прежние основы. Сужение рынка сбыта, которое нельзя ставить в зависимость от аграрной реформы, реорганизации колхозов и совхозов, приватизации (которая, кстати, во многом носит пока формальный характер), объективно заставляет сельских товаропроизводителей сокращать производство. В новой системе экономических отношений, в условиях реальной хозяйственной самостоятельности товаропроизводителей приписки в принципе исключаются. Более того, в сложившихся общеэкономических условиях, при существующей налоговой системе хозяйства стремятся снижать свои показатели производства и доходов.

При учете этих факторов получается, что оценка результатов аграрной реформы по количественным результатам требует существенной корректировки, вплоть до сопоставления наполненности прилавков продовольственных магазинов и рынка вообще отечественными продуктами до и после начала преобразований. Не будем также забывать, что и отечественное продовольствие до начала реформы в значительном масштабе производилось за счет импорта, особенно зерна.

Думается, негативные тенденции в сельской экономике и социальной сфере села ошибочно относить за счет самой реформы и рынка. В переходный период, когда исправляются деформации прежней системы, эти тенденции в определенных пределах неизбежны, объективны, причем во многом они связаны с распадом СССР и разрушением единого экономического пространства с его устоявшимися межреспубликанскими связями и взаимными поставками. В остальном "виновата" не реформа, не рынок, а то, как осуществляется реформа, как производители овладевают рыночным механизмом, как государство регулирует рынок и осуществляет целевую протекционистскую поддержку села.

В этом отношении между странами СНГ имеются различия, что сказывается и на количественных показателях развития сельского хозяйства. Если в России в 1995 году по сравнению с 1990 годом производство зерна составило 60%, то в Казахстане 34%, в Узбекистане - 168%, в Армении - 118%. В производстве молока эти показатели составили, соответственно, 73%, 78%, 100% и 122%. Изменения общего объема валовой продукции за этот период по странам СНГ демонстрирует таблица 1.

В большей степени снизилось производство в Грузии, Таджикистане, на Украине, в Азербайджане, Казахстане, Киргизии, в меньшей - в Белоруссии, России, Туркменистане, Молдове, Узбекистане. Абсолютное увеличение производства достигнуто в Армении. Там аграрная реформа осуществлена с наибольшей глубиной и, по сути, вместо прежней колхозно-совхозной системы создана новая социальная структура аграрного сектора с преобладанием индивидуальных частных хозяйств, включенных в новые формы добровольной сельскохозяйственной кооперации.

В то же время достаточно стабильным остается сельскохозяйственное производство в Узбекистане (в 1996 году объем валовой продукции возрос по сравнению с 1995 годом на 12% и практически соответствует показателям 1990 года, а если принять в расчет прежние приписки, то превосходит эти показатели). Однако это обусловлено несколько иной тактикой осуществления рыночных реформ, исключающей шоковые методы и ориентированной на эволюционный ход преобразований, особенно в части приватизации и реорганизации крупных коллективных хозяйств. Если число фермерских хозяйств в среднем по СНГ за 1990-1995 годы возросло в 100 раз, то в России в 64 раза, в Узбекистане - в 11 раз. Частный сектор в Узбекистане преимущественно развивался за счет более полного использования потенциала приусадебных хозяйств сельских семей, в том числе за счет расширения их землевладения. Сейчас на долю этих хозяйств приходится 2/3 продуктов питания в республике.

Таблица I

Производство валовой продукции сельского хозяйства в странах СНГ (в сопоставимых ценах в % к предыдущему году)

Страны

1991 г.

1994 г.

1995 г.

1995 г. в % к 1990 г.

Азербайджан

100

87

95

54

Армения

100

103

103

114

Белоруссия

95

86

94

73

Грузия

64

90

90

26

Казахстан

90

80

79

54

Киргизия

90

82

91

57

Молдавия

90

75

107

66

Россия

95.

88

92

67

Таджикистан

96

75

72

37

Туркменистан

96

89

90

76

Узбекистан

99

92

97

83

Украина

S7

84

90

61

В среднем по СНГ

93

86

90

64

В рамках национальных аграрных секторов стран СНГ, включая Россию, результаты хозяйственной деятельности регионов и конкретных товаропроизводителей также существенно различаются. Это прежде всего зависит от того, насколько руководители крупных хозяйств или фермеры обладают предпринимательскими способностями, в какой мере они овладевают реальной рыночной ситуацией и приспосабливаются в своей деятельности к новым условиям. Примеры рентабельного производства и его осуществление на расширенной основе в условиях кризиса сейчас имеются во всех субъектах федерации России, во многих районах. Причем число таких хозяйств несмотря на все трудности переходного периода растет. В качестве примера приведу сравнительные показатели совхоза "Масловский" Новоусмановского района Воронежской области и среднерайонные показатели (см. табл. 2).

В чем причина успехов этого хозяйства? Учитывая спрос, совхоз "Масловский" расширяет ассортимент производимой продукции, развивает несельскохозяйственные отрасли. Это позволяет получать высокие доходы, хорошо и своевременно оплачивать труд работников. В сочетании с основными отраслями сельского хозяйства ведется переработка его продукции, производятся сыр, колбаса, сливочное масло, сгущенное молоко, пиво, лимонад, хлебобулочные изделия и т.д. За 1992-1998 годы производство сыра возросло в 2,7 раза, сливочного масла - в 3,8 раза. Подсобные производства совхоза выпускают кирпич, мебель, сетку "Рабица" и т.д.

И это не единичный пример.. Так, товарищество с ограниченной ответственностью (ТОО) "Дружба" Павловского района Воронежской области было образовано в результате реформирования в 1992 году колхоза того же наименования. В ТОО "Дружба" нет цехов по переработке сельскохозяйственной продукции. Произведенная продукция реализуется перерабатывающим предприятиям и на свободном рынке. Производительность труда в ТОО "Дружба" в 1,2 раза превышает среднерайонный показатель, а выход продукции (в сопоставимых ценах 1994 года) на 100 га сельскохозяйственных угодий в 1996 году составил 48,8 тыс. руб. против 23,9 тыс. руб. по району. Большую часть дохода здесь получают от растениеводства, где применяются интенсивные всяком случае об этом говорят конструкторы "коллективной" собственности или вообще приоритета в ней государства, т.е. сторонники того же государственного монополизма. Однако нельзя не учитывать, что в части традиции землеобеспеченности, плотности сельского населения, а также идеологических установок в области экономической политики Китай принципиально отличается от России. Именно специфика Китая пока ориентирует проводимые там преобразования на сохранение государственного владения землей. Тем более, что семейные наделы там ничтожны: нужно объединить до 10-15 и более участков, чтобы получить настоящее высокотоварное фермерское хозяйство. К сложившейся структуре землевладения и землепользования приспособлена инфраструктура сельского хозяйства. В этих условиях исключаются какие-то быстрые шаги к концентрации земли у одних за счет землепользования других.

Тем не менее в стратегическом плане в Китае (учитывая, что и там личный интерес земледельца оказывается приоритетным, а индивидуальное, частное владение землей при кооперативной форме хозяйства является высокоэффективным, более экономичным) прослеживается тенденция к перемещению права собственности на землю от государства к непосредственному земледельцу. Во-первых, существует монополия крестьянина на землю как объект хозяйствования. Во-вторых, конечной целью структурных изменений в землевладении является реализация принципа концентрации земли в руках умелых "культурных" хозяев, в том числе через аренду, с последующим выкупом.

Наконец, в Китае усиливается тенденция к формированию рынка земли. Начальный его этап - купля-продажа монопольного права хозяйствования на земле крестьянской семьи, экономически обособленной подрядными, а тем более арендными отношениями. Так что приверженцам государственного монополизма в земельных отношениях или общинного отторжения крестьянина от собственности на землю перспективы аграрной реформы и в Китае не сулят ничего хорошего. О разрушении этого монополизма и утверждении права частной собственности на землю в сочетании с кооперативными формами ее использования свидетельствуют изменения в аграрной политике Вьетнама, Лаоса, Монголии.

Несмотря на объективные и субъективные причины, сдерживающие преобразование земельных отношений в России, прежнее "совместно-ничейное" землепользование подвергается все более радикальной трансформации. Бывшие работники совхозов и члены колхозов становятся собственниками земли, хотя право этой собственности экономически еще далеко не реализовано. Отношения в новых коллективных формах последовательно приобретают частный характер. Хотя масштабы рыночного оборота земли в целом по-прежнему ограничены, этот оборот расширяет свои рамки внутри акционерных обществ, кооперативов, других новых форм коллективно-долевой частной собственности. Из-за сложной макроэкономической ситуации фактически стабилизированы размеры индивидуального фермерского землевладения.

Что касается земельного рынка, то речь идет вовсе не о неограниченном обороте земли, а о законодательно принятом в большинстве цивилизованных стран ограничении оборота. Смысл регулирования - в обязательстве покупателя использовать землю для сельскохозяйственного производства, в продаже земли тому, кто имеет для этого необходимые знания и навыки, в ограничении концентрации земли в отдельных руках определенными пределами (непосредственно или через налоговую систему), в обязательном соблюдении новым собственником требований экологии, охраны окружающей среды и ландшафта.

Введение земельного рынка требует строгого контроля со стороны государства, административно-финансовых и правовых органов за соблюдением земельного законодательства. Фактически почти во всех странах СНГ земля уже стала товаром (хотя пока не в сфере товарного сельскохозяйственного производства), но товаром во многом нелегальным и поэтому ускользающим от государственного налогообложения. Поэтому легализация земельного рынка наряду с действенным контролем за совершающимися сделками призвана также обеспечить существенные поступления денежных средств в бюджет со стороны предприятий, учреждений и населения.

Все это свидетельствует о том, что осуществление земельной реформы в России -длительный процесс, который может протекать эволюционным путем. Необходимо создание более прочных экономических и правовых основ перехода к новой системе земельных отношений, соответствующих концепции, стратегическому курсу и целям рыночных аграрных реформ. Государство должно с помощью системы экономических мер инициировать реформаторское движение "снизу", не допуская как принуждения, так и стихийности, самотека и искусственной задержки земельных преобразований. Имеющийся в СНГ опыт - опыт Армении - свидетельствует, что такие преобразования можно провести и в достаточно сжатые сроки.

Поэтапное достижение конечных целей социально-экономических преобразований в деревне обусловливается цедым комплексом факторов, выявляемых при мониторинге аграрной реформы. Среди них выделяются: психологическая неготовность большинства сельского населения к радикальным переменам; ограниченный контингент лиц, способных к рыночному предпринимательству; узость материально-технической базы, особенно для организации индивидуальных частных хозяйств. Существенное влияние на ход организационно-структурных изменений и получение от этих изменений наибольших результатов оказывают факторы и условия, лежащие за пределами сельского хозяйства. Прежде всего это неупорядоченность в общей экономической политике, ведущей к неплатежам, сужающей возможности рентабельного ведения хозяйства и т.д. Это и монопольное окружение сельского хозяйства, устранение государства от экономически обоснованного использования своих функций в области регулирования рынка, отсутствие четкой, согласованной правовой базы реформы. На ходе реформ, конечно, сказывается и административный произвол на местах.

    Важная статья

    Основы мировой экономики
    Мировая экономика, как и экономика отдельной страны или конкретного производства базируется на совокупности таких факторов, как труд, капитал и земля. Соотношение между ними предопределяет потенциальную возможность развития национального хозяйства, а значит, в конечном итоге, и уровень хозяйственного ра ...