website template image
Экономика сегодня

website template image "Любой труд - производителен, но уровень его производительности различный. Чтобы добиться наиболее рациональной величины трудовых процессов, труд как таковой должен быть соответствующим образом организован, а его оценка базироваться на определенных, обоснованных экономических показателях."


Глобализация как явление постмодерна

Для христианской цивилизации кардинальной чертой является обращение к человеку как к субъекту истории. Из этого вытекает необходимость по мере развития цивилизации повышения степени субъектности в экономике, где человек может проявить себя свободно и ответственно через систему отношений частной собстнен-ности: экономический субъект есть субъект собственности. В политике повышение роли человека и развитие принципа субъектности означают углубление демократических начал государственного устройства. В социальной сфере субъектность выражается в индивидуализации общественного существования человека и в персонификации общественных связей и реализуется через механизмы либеральных институтов. Нам представляется, что цивилизационное единство экономики, возведенной на частнособственнической основе и потому рыночной, демократического государства и либерального общества имеет в настоящее время значение научной парадигмы.

Отталкиваясь от нее, можно понять и атеистическую доминанту общественного сознания индустриального общества, включающего одновременно объективизацию индивида в качестве фактора труда и буржуазный пафос созидания. Без этой предпосылки был бы невозможен социализм - исторически первая форма восстановления массовой субъектности трудящихся, которые при капитализме имели объектное существование (рынок труда). Социализм возник и развился как производство без капитала (его базис - общественная кооперация живого труда). В результате субъектность приобрела парадоксальные формы пролетаризации общества, сопряженной с тотальной политизацией всех сфер жизнедеятельности. Социализм оказался той площадкой, на которой атеизм дал бой религиозности и выиграл его. Думаем, это произошло потому, что здесь субъектность получила рациональные, вытекающие из трудового базиса, принципы организации. Ее атрибутом стало долженствование по отношению к трудовому коллективу, обществу и государству.

Эпоха постмодерна начинается непросто. Атеизм обороняется, используя пес свои резервы: общественную жажду справедливости, приоритетность рационального начала (по крайней мере в экономике), монологичность общественных структур и политиков в 'отличие от диалогичности постмодерка, императив модальности в духовном существовании человека вместо свободы. Наконец, мировому сообществу история устроила ловушку - антропологическую парадигму формирования идеологии глобализации. В этой парадигме человек видится материалистической рациональной мерой устройства космоса и общества, т.е. природным и социальным существом, а не духовной личностью.

Все это ярко проявляется в ходе рыночной трансформации в России. Главные ее слабости очевидны. Прежде всего, ставка на активность только "новых русских". Это сужает поле массового участия в рынке или, по принятой нами символике, поле субъектности. Населению предлагается ждать и терпеть, т.е. отводится роль объекта политического и экономического манипулирования. Еще более неприемлема монополизация субъектности государством, для которого все и вся рассматривается как предмет государственного регулирования. В таком качестве выступает, например, экономика, представляемая как сугубо рациональная система, которую государство "внедряет". Что же касается социальных отношений государства с населением, то здесь, как в грамматическом предложении: государство - "подлежащее", бюджет - "сказуемое", население — "дополнение".

Соотношение человека, государства и рынка - очень сложный теоретический вопрос. Но выяснение этого вопроса чрезвычайно важно и для выработки стратегии рыночной трансформации, и для включения последней в глобализацию. Практика не даст здесь однозначных подсказок.

В известном смысле мировой рынок поглощает государство, используя элементы государственного управления (налоговую, кредитно-валютную, таможенную политику, механизмы регулирования цен. режим поведения внутренних и внешних инвесторов, финансово-денежную стабилизацию, структурную политику и т.н.) в качестве факторов системной конкуренции. Однако нельзя полностью принять тезис Д. Брока, согласно которому государство должно в итоге утратить свои позиции, поскольку экономическая власть есть право на выбор. Она превосходит политическую власть, "организующую власть, потому что может пользоваться ею как инструментом" [7, с. 32]. Может быть. в этом случае появляется основание говорить об экономике как о "властной системе координат"? Неклесса указывает на угрозу перехода власти к "неформальным конфигурациям частного капитала" и установления "международного олигархического режима" [8]. Наверное, для подобных опасений есть основания, но ситуация не фатальна.

Перейти на страницу: 1 2 3 4 5 6 7 8

Важная статья

Идейный фон становления российского среднего класса
Состояние среднего класса — один из индикаторов уровня развития, экономики и характера политической системы. Значительная доля этого слоя в обществе сви-детельствуетоб относительном благополучии страны. Не случайно формирование мас-'сового среднего класса на всех этапах реформ в России декларируе ...